Личный опыт: панические атаки

0
17

Фото: GOLFX/Shutterstock.com

Врачи и пациенты

25.04.2018
2018-04-25

105

0

Ксения Скрыпник

Яна рассказала нам о том, как научилась справляться с сильнейшими паническими атаками, а клинический психолог Екатерина Милушина объяснила, как можно и нужно с ними бороться.

Как все началось

Сейчас мне почти 34 года, с 19 лет я страдаю паническими атаками. Сначала они были не очень сильными, полтора года я проходила сама по себе, не обращаясь за врачебной помощью. Панические атаки длились не более 10 минут, с этим можно было жить.

Потом меня сбила машина и панические атаки стали очень сильными. Я не могла и не хотела выходить из дома, панические атаки усилились, стали все более тяжелыми для меня, сопровождались дереализацией и деперсонализацией — мне казалось, что мир вокруг меня картонный, а я сама — маленький человечек, управляющий огромным телом. Несколько раз мне вызывали «скорую», которая приезжала, но почти никак не помогала мне – о панических атаках вообще никто не упоминал.

Стало ясно, что то, что со мной происходит — это ненормально. В то время о психологах и психиатрах было известно куда меньше, чем сейчас, найти их было непросто. Мама нашла врача через знакомых. Я лечилась у него в течение десяти лет, но результата не было — лечение заключалось только в приеме таблеток, психотерапии никакой не проводилось, в результате, как только я прекратила пить лекарства, все стало как раньше. Возникла депрессия, которая усиливалась: я боялась транспорта, метро, эскалаторов, перестала выходить из дома.

Комментарий психолога: «К сожалению история Яны достаточно типична: человек страдает, испытывает мучительные симптомы, обращается за помощью, принимает различные препараты, при этом оставаясь в полном неведении, относительно того, что с ним происходит и как с этим справляться. В итоге, несмотря на вроде бы своевременно начатое лечение, симптомы нарастают, жизненный ореол сужается, а качество жизни становится все более низким».

Неподходящее лечение

Меня нередко посещали мысли о том, что мне неправильно поставили диагноз – чем больше я читала о других психических расстройствах, тем больше «подходящих» симптомов я у себя находила.

Дальше мне пришлось пройти через клинику неврозов, где тоже давали только таблетки. Выписанные лекарства было невозможно купить в Москве, а потому, без таблеток, панические атаки вернулись на следующий день после выписки.

Наконец, третий мой опыт лечения — врач, который назначал антидепрессанты и практиковал гипноз. Такой подход тоже не подошел — панические атаки усилились и начали длиться по две недели.

Комментарий психолога: «Отсутствие положительной динамики при лечении у разных специалистов и даже после госпитализации, естественно укрепляет подозрения о наличии какой-то тяжелой, неизлечимой физической или психической болезни. Такие размышления ожидаемо усиливают тревогу, которая закономерно приводит к учащению панических атак. Напомню, что в основе панической атаки всегда лежит страх, сопровождающийся выработкой в надпочечниках адреналина, что вызывает самые разнообразные физические симптомы».

Не только лекарства, но и психотерапия

После столь долгого и неудачного в целом лечения я еще раз решила попробовать найти врача. Екатерина оказалась первой, кто рассказал мне о природе и механизме возникновения панических атак, рассказала о том, как нужно относиться к ним. До нее ни один врач из тех, к кому я обращалась, не говорил об этом и не объяснял, что и как нужно поменять в себе и своем к ним отношении.

Комментарий психолога: «Первые сеансы были полностью посвящены прояснению происходящего с Яной, объяснению «порочного круга» панических атак, механизмов их развертывания, значению ошибочных интерпретаций в формировании страха. В основе панического (или любого другого тревожного) расстройства лежит катастрофическое мышление. Это такой тип мышления, когда из всех вариантов развития событий выбирается самый страшный. Целью когнитивно-бихевиоральной терапии выступает преодоление ошибочного мышления, которое закономерно снижает уровень тревоги».

Никакой терапии, кроме лекарств, ранее мне не предлагали, а в этом случае все было иначе. Например, в ходе одного из первых сеансов мы целый час ездили на эскалаторе в метро вверх и вниз. После такого сначала я ощутила опустошение, у меня были слезы, ведь все нормальные люди это делают и не задумываются даже, а для меня это казалось ужасом. Потом я стала считать это подвигом, ведь кто-то чего-то другого не умеет, а я преодолела себя. Екатерина давала мне задания: спуститься в метро, дойти до магазина, проехать остановку на общественном транспорте. Это помогало мне двигаться вперед.

Комментарий психолога: «Помимо работы с катастрофическим мышлением большое место в терапии занимали поведенческие эксперименты, целью которых было заново научить Яну самостоятельно передвигаться по городу и перестать быть зависимой от близких».

Улучшения я почувствовала почти сразу — на третий сеанс. Вообще, сейчас я понимаю, что о том, что врач подходит именно вам, становится понятно после пары сеансов. Предыдущие врачи, с которыми мне приходилось общаться, были найдены по знакомству, комфортно с ними мне не было — а комфорт ведь очень важен. Важно было и то, что была удаленная поддержка — в любой критической ситуации, во время панической атаки, я могла позвонить Екатерине, а она меня могла успокоить по телефону. С другими врачами такого контакта не было.

Жизнь наладилась

Сейчас я не принимаю таблетки, не прохожу терапию, нет никаких контрольных визитов. Моя жизнь наладилась, я самостоятельно передвигаюсь по городу, знаю, что делать в случае панической атаки. Мое отношение к паническим атакам поменялось — я могу их останавливать, они меня не пугают.

Отказаться от лекарств получилось не сразу — был привычный для многих принимающих их людей страх, что все достигнутое связано только с таблетками, а не с моими собственными успехами. В результате на то, чтобы отменить антидепрессанты, у меня ушло не два месяца, а шесть, но это получилось.

Моя жизнь изменилась. После 13 лет жизни с паническими атаками я хочу многое попробовать, ведь я столько пропустила интересного. Мой муж привык меня видеть в пассивном состоянии и сейчас моя активность его удивляет.

Сейчас о панических атаках гораздо больше информации, чем было 10 лет назад. Тогда понять, что со мной происходит, было невозможно. Мои близкие родственники, тетя и бабушка, говорили, что мне просто надо собраться с силами и постараться, а все мои проблемы – в голове. Сейчас же даже мои коллеги знают о моих панических атаках, что я не придумываю и не фантазирую. Друзья относятся с пониманием, а даже те, кто реагировал скептически, сейчас стали более лояльны.

Комментарий психолога: «Яна приложила огромные усилия, чтобы справиться со своей болезнью, ей постоянно приходилось преодолевать собственный страх, посещать пугающие места, с каждым днем обретая все больше свободы. Сейчас ее можно назвать полностью здоровой, она уже несколько месяцев не принимает антидепрессанты и ее жизнь не отличается от людей, никогда не знавших о панических атаках».

Источник: med.vesti.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here