Киев завязывает «Газпром» в узел

0
17

Материал комментируют:

Сергей Правосудов

«Нафтогаз Украины» добился ареста зарубежных активов «Газпрома» на сумму, превышающую $ 2,56 млрд., присужденную Стокгольмским арбитражем. Об этом 17 января заявил глава украинской компании Андрей Коболев.

«Мы уже начали их получать: списываем избыточные средства, которые нам „Газпром“ переводил за транзит. Во-вторых, инициировали юридические процессы уже примерно в шести юрисдикциях. В трех из них — в Голландии, Швейцарии и Великобритании — у нас в ближайшее время будут слушания по принудительной продаже. Там уже прошли аресты активов», — рассказал Коболев в интервью журналу «Новое время страны».

Особо он отметил, что смотрит на этот процесс «очень оптимистично».

Напомним, в сентябре 2018 года «Газпром» потерпел тактическое поражение в рамках продолжающегося спора с «Нафтогазом». Апелляционный суд Швеции, который в июне запретил «Нафтогазу» принудительно взыскивать с «Газпрома» $ 2,56 млрд. в соответствии с решением Стокгольмского арбитража, отменил этот запрет.

Со своей стороны, «Нафтогаз» еще в конце мая начал процедуру принудительного исполнения, попытавшись арестовать активы «Газпрома» в Швейцарии, Великобритании и Нидерландах.

Читайте также

Сербия подсоединяется к «Турецкому потоку»
У американцев скоро появится новая цель вместо «Северного потока-2»

В результате, на какой-то период под арестом оказались акции «Газпрома» в компаниях Nord Stream AG и Nord Stream-2 AG (операторы газопроводов «Северный поток» и «Северный поток-2»), Blue Stream Pipeline B.V. (оператор газопровода «Голубой поток»), а также в некоторых компаниях в Великобритании. Кроме того, часть средств на счетах «Газпрома» в Великобритании была заморожена.

Под Новый год «Нафтогаз» возобновил наступление. 6 декабря украинская компания подала иски в суды Северного и Южного округов Техаса в отношении американского подразделения Gazprom Marketing & Trading (GM&T USA, входит в группу «Газпром») и консалтинговой компании DeGolyer & MacNaughton (ведущий аудитор запасов нефти и газа). Оба ответчика зарегистрированы в Техасе. «Нафтогаз» просит обязать их предоставить информацию и доступ к документам, что должно помочь украинцам в процессе против «Газпрома» в Нидерландах.

В Голландии, как следует из документов, «Нафтогаз» намерен арестовать принадлежащие «Газпрому» акции South Stream Transport B.V. (оператор строящегося «Турецкого потока»), Gazprom Achim B.V., Gazprom EP International B.V., Gazprom Finance B.V., Gazprom Sakhalin Holdings B.V. и Gazprom Holding Cooperatie U.A. И особенно украинцев интересуют акции South Stream Transport, поскольку именно «Турецкий поток», наряду с «Северным потоком-2», позволяет «Газпрому» минимизировать транзит голубого топлива через Украину.

До сих пор эти акции от Киева ускользали. Дело в том, что 100% бумаг South Stream Transport были переведены из прямого владения «Газпрома» на его дочернюю «Газпром трансгаз Краснодар». Как утверждают юристы «Нафтогаза», это произошло за день до того, как суд Амстердама вынес решение об аресте активов «Газпрома» в стране. В итоге «Нафтогазу» не удалось арестовать другие активы «Газпрома» в Нидерландах, помимо доли в «Голубом потоке».

Теперь «Нафтогаз» готовит новый иск к «Газпрому» в Голландии, требуя признать, что передача акций South Stream Transport российской структуре — попытка должника вывести активы из-под ареста.

Словом, ослаблять хватку Киев не намерен. Сумеет ли «Нафтогаз», при поддержке Запада, добиться разрешение на продажу активов российского концерна?

— В конце мая «Газпром» направил в апелляционный суд округа Свеа заявление о полной отмене решения Стокгольмского арбитража по спору между «Газпромом» и «Нафтогазом Украины» по транзитному контракту, — отмечает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. — Между тем, «Нафтогаз» воспользовался ситуацией, и начал работу по аресту активов российской компании в третьих странах.

Дошло до того, что в ряде стран активы «Газпрома» запретили продавать. Но тонкость в том, что и сам концерн избавляться от этих активов не собирался. Да, в бюджете компании пришлось зарезервировать $ 2,56 млрд. на случай, если апелляционный суд Свеа примет сторону «Нафтогаза», и украинцам придется платить — но и только.

Так что нынешнее замораживание активов, о котором с энтузиазмом рассказывает Андрей Коболев — лишь способ подстраховки для Киева, радикально он ситуации не меняет.

«СП»: — Откуда тогда берутся деньги, которые «Нафтогаз» списывает с «Газпрома»?

— Российский концерн платит за транзит согласно контракту, который действует до конца 2019 года. Но украинцы явочным порядком тариф изменили, и считают, что сейчас «Газпром» им якобы переплачивает. Вот они «переплату» — на самом деле, часть денег за транзит, — и засчитывают в счет погашения долга «Газпрома», который присудил Стокгольмский арбитраж.

Москва такой подход не признает, но Киев это не останавливает.

«СП»: — И как долго это будет продолжаться?

— На деле, все ждут решения по апелляции. Апелляция должна поставить точку: либо все-таки прав «Нафтогаз», и тогда «Газпром» должен заплатить, либо решение будет пересмотрено.

Все остальные рассуждения, как принято говорить, — в пользу бедных.

«СП»: — Аресты активов «Газпрома» можно объяснить желанием Киева упрочить позицию на переговорах с Москвой о судьбе украинского транзита?

— Торг в этом вопросе, конечно, идет. Если Украина останется без транзита, то навсегда потеряет ключевой источник дохода — газотранспортную систему, которую придется на 80% законсервировать. Мало того, Киеву придется еще и вкладывать средства для поставки газа на восток страны, который всегда физически снабжался этим топливом прямиком из России.

Европе такой сценарий совершенно не на руку, так что все понимают: транзит российского газа через территорию Украины продлится и после 2019 года. Вопрос только, в каких объемах, и по какому тарифу будет этот транзит.

«СП»: — «Нафтогаз» сейчас пытается привлечь американские суды к разбирательству с «Газпромом», и с их помощью оспорить сделку, по которой «Газпром» передал акции зарегистрированного в Нидерландах оператора газопровода «Турецкий поток» российской дочерней структуре, из-за чего украинская сторона не смогла эти акции арестовать. Арест акций South Stream Transport будет серьезным ударом по интересам России?

— Я так не думаю. Допустим, акции South Stream Transport будут заморожены — и что? Пока не будет принято решение по апелляции, никто эти активы не разрешит продавать. И если решение будет не в нашу пользу — «Газпром» просто заплатит отступные, и ничего из активов продавать не станет.

«СП»: — Если мы заплатим Киеву $ 2,56 млрд., это ужесточит нашу позицию по транзиту? Мол, раз вы заставили нас раскошелиться — дырку вам от бублика, а не транзит?

Читайте также

Киев решил пустить Донбасс на дно
Украинская сторона готовится взорвать шлюзы водохранилища и начать наступление на фронте

— Понятно, это неприятная ситуация. Со слов моих украинских источников, «Газпром» якобы предлагал Киеву прекратить суды, и во внесудебном порядке договориться — о будущем транзита, о возможных поставках газа на Украину. Но Киев такой путь отверг: он хочет получить $ 2,56 млрд. — и точка.

Замечу, в Высоком суде Лондона ждет своего часа иск России к Украине по поводу займа в $ 3 млрд. в виде облигаций, выкупленных РФ в декабре 2013 года. Да, повторное полноценное рассмотрение этого иска (первоначально он рассматривался по ускоренной схеме, но Украина добилась в Апелляционном суде Англии и Уэльса пересмотра дела в классическом варианте) может занять несколько лет. Но не факт, что Киев его выиграет.

В принципе, «Газпром» и «Нафтогаз» могли бы произвести взаимозачет долгов: мы вам должны $ 2,6 млрд, вы нам — $ 3 млрд. Проблема, правда, в том, что в «Газпроме» государству принадлежит не 100% акций, а 50% с небольшим. Но и этот вопрос при желании можно было бы урегулировать.

«СП»: — Есть ли у вас ощущение, что Путин хочет полностью перекрыть украинский транзит до 2024 года — до своего ухода с поста главы государства?

— Нет. Проблема в том, что Европа потребляет газ неравномерно. Зимой поставки значительно выше, чем летом. Поэтому неплохо иметь запасной маршрут в виде украинской «трубы».

Другое дело, что Киеву этого мало: ему хочется, чтобы у ГТС была побольше загрузка, чтобы система была рентабельной. Но в любом случае, в решении вопроса транзита исходить надо не из политических установок, а из того, что Украина — соседнее государство. Мы не можем забыть о ней, и с ней никак не взаимодействовать.

Новости экономики: Власти США думают об увеличении добычи нефти

Нефть и газ: Терминал по приему СПГ в Калининграде ждет печальная участь

Источник: svpressa.ru